Ольга Будина (неофициальный сайт)

Ольга Будина:
Это герои не моего романа…


Автор: Андрей ОРЛОВ.
Источник: «Городской дилижанс», 14.02.2002.

Знаете, в нее невозможно не влюбиться. Оля – САМО ОЧАРОВАНИЕ. Во всем. Мало того что актриса замечательная, красавица каких поискать, так еще и просто человек славный. Всегда приветливая. Безгранично милая. Обаятельнейшая. Очень искренняя, добрая, сердечная. Она из тех немногих собеседников, с кем общаешься и, поверьте, поистине балдеешь – НАСТОЛЬКО это приятно, интересно и легко.

Я, признаться, давно хотел познакомиться с Олей и сделать с ней большое, подробное интервью. И вот мы наконец встретились в Челябинске – благодаря кинофестивалю "Новое кино России", на который она приезжала на пару деньков представлять картину "Граница. Таежный роман". Беседа наша состоялась поздним вечером в ресторане загородного пансионата "Лесная застава". И была она долгой и очень теплой. А на следующий день, урвав в фестивальной круговерти свободный часок, мы отправились погулять в парк имени Пушкина. Там-то, кстати, и было сделано большинство снимков, которые вы сегодня увидите. Разговор, естественно, продолжался и в парке, а потом еще и в машине, а потом снова в одном из ресторанчиков… Мы подружились. И я очень этому рад. Очень!

– Оля, я тут перед нашей встречей с помощью Интернета собрал на вас, скажем так, небольшое досье. И предлагаю вот что: я вам сейчас буду его зачитывать, а вы – дополнять, поправлять или вовсе опровергать те или иные сведения…
– Давайте. Хороший ход. Мне нравится. (Улыбка).

– Итак, вы родились 22 февраля…
– Yes!

– В 97-м закончили Щукинское училище…
– Да.

– …и с тех пор почти не имели дела с театром.
– Все так. Дело в том, что когда я училась на четвертом курсе – а это как раз время дипломных спектаклей, а также основных показов в театрах, – меня пригласили сниматься в картине Глеба ПАНФИЛОВА "Романовы. Венценосная семья", где я сыграла младшую дочь Императора Николая Второго, Великую Княжну Анастасию Николаевну. Пришлось уехать из Москвы. А когда вернулась… во-первых, была острижена наголо, а во-вторых, все показы в театрах уже давно закончились. И я была вынуждена дожидаться следующего года. Но жить просто так, сложа руки, как вы понимаете, вовсе не хотелось. Стала сниматься в кино. "Простые истины", "Досье детектива Дубровского", так вот оно и пошло – картина за картиной. А потом уже не было ни времени, ни… какой-то даже возможности задуматься: мол, а не пойти ли мне в театр поработать. Да, меня частенько об этом спрашивают, дескать, почему ты сейчас не в театре. А когда туда идти-то? Когда же мне еще и спектакли играть?..

– Я читал, что ваша мама и раньше, и даже сейчас категорически против того, чтобы дочь связывала свою жизнь с актерской профессией…
– (Улыбка). Да, она очень переживала, боялась за меня. Думала раньше, что это просто невозможно – не имея блата, знакомств и прочего – добиться каких-то успехов в этом деле. А сейчас… знаете, она мне однажды смешную вещь сказала: "Оля, а ты можешь как-нибудь вот так плакать… ну так… ну как будто не расстраиваясь, не переживая при этом?" Вот такая у меня мама.

– А папа солидарен с мамой?
– Ой, а папе… как-то, по-моему, совершенно без разницы, чем я занимаюсь. Самое главное, как он говорит, чтобы я была довольна, здорова и счастлива. Они ведь у меня с мамой очень простые люди, простые труженики. Поэтому то, что сейчас происходит со мной, весь этот мир богемы, вся моя жизнь актерская – для них это, конечно, совсем другой мир. И они ничего в нем не понимают и могут только как-то морально мне помогать.

– А еще у вас брат есть, я знаю.
– Да, младший. Ваш тезка, кстати. Тоже Андрей. И, между прочим, это мое самое любимое мужское имя. (Улыбка).

– Приятно-то как, черт возьми… И что ж, интересно, занимает в жизни моего тезку?
– Честно говоря, он бездельник. Хотя очень добрый человек. И пока мы не знаем, что из него получится. Да он пока и сам не решил, чем будет заниматься в жизни.

– Но продолжим читать досье. Оно гласит: "Оля, несмотря ни на что, безумно любит выбранную профессию…"
– Конечно!

– "Обожает слушать музыку…" Какую, кстати?
– Тут ситуация такая: я ее не только слушаю, но еще и сама пишу.

– Вот как?!
– Да, и вот сейчас часть моего свободного времени в Москве уходит на то, что я записываю свои сочинения на музыкальном компьютере. Но что из всего этого получится, не знаю.

– Что это за жанр?
– Жанр, знаете… так точно не могу сказать, к чему моя музыка больше тяготеет, но вот по настроению, наверное, это все-таки киномузыка больше. То есть люди, которые ее слушают, говорят, что им представляются кадры какого-нибудь фильма, какие-то истории…

– Музыка ваша больше грустная или веселая?
– Разнообразная. Иногда рождается смешная очень… А из того, что я слушаю, мне очень нравится Том УЭЙТС, очень люблю СТРЕЙЗАНД, КАМБУРОВУ. Вот в последнее время, в основном, только их записи и включаю.

– Я слышал, вы никогда не прочь посидеть в компании...
– В приятной компании. Которая меня интересует.

– И кто же, как правило, вхож в такую компанию?
– Это могут быть режиссеры, сценаристы. Операторы. Это могут быть драматурги, композиторы. Художники. Музыканты. Это могут быть и не обязательно люди искусства, допустим, либо педагоги, либо бизнесмены или люди даже с научными степенями. Вот такой разнообразный круг…

– Мне рассказали, что вы, Оля, с детства очень любите читать. И что однажды дома из-за этого даже чуть пожар не устроили. Якобы родители ваши, беспокоясь за сон дочери, выключали свет в комнате, не давая вам ночью читать. Тогда вы брали фонарик под одеяло, но и его у вас отбирали. И вот дошло дело до свечки…
– (Смех). Это все правда. Просто в фонарике как-то села батарейка, и ничего не оставалось, кроме как уволочь под одеяло свечку. Но никакого пожара и в помине не было! Он и не мог случиться, ведь я ж все контролировала и была очень аккуратна со свечкой. Просто это мама перепугалась, подумала, что таким образом я могу спалить весь дом.

– Дома у вас, говорят, очень богатая библиотека.
– Да, библиотека у меня большая, но вот только в последнее время ни на какую книжку не хватает времени. Одни сценарии лишь успеваю пролистывать…

– А у вас есть любимые писатели?
– Да, очень люблю ГЕССЕ. Вы знаете, как ни странно, я очень люблю ДОСТОЕВСКОГО, хотя, говорят, что, мол, его невозможно любить… Не знаю, просто каждый, наверное, понимает этого писателя по-своему. Для меня он близкий человек… Люблю ЧЕХОВА, люблю поэзию очень...

– Если верить моему досье, то любимые вами актрисы – это Роми ШНАЙДЕР, Одри ХЭПБЕРН, Вивьен ЛИ, Наталья ГУНДАРЕВА и Елена КОРЕНЕВА…
– Да, и можно еще Евгению Павловну СИМОНОВУ причислить к этому списку.

– А вот актеры, симпатичные вам, мне не известны.
– Мне очень нравится Жан ГАБЕН. Рой ШАЙДЕР, сыгравший главную роль в фильме Боба ФОССА "Весь этот джаз". Кто еще… Ханна ШИГУЛА – я вот ее еще не назвала, кстати говоря….

В этот момент официантка принесла заказанное Олей вино.

– Ой, давайте прервемся на минуточку. Так вина хочется выпить! Хоть расслабиться… День такой напряженный был.

– Обожаю красное сухое вино!
– Я тоже. Только его и пью… Так что, про актеров мы говорили, да?.. Знаете, Андрей, наверное, мне нравятся актеры такие... то, что называется актеры-интеллектуалы. Но которые не зануды только! А то ведь бывают интеллектуальные, но уж до такой степени, что аж тошнит…

– Скажите, у вас появились уже друзья среди коллег?
– Ну, у меня есть один друг, он мой однокурсник, а так… чтобы совсем близких, наверное, нет.

– Вы очень любите смотреть фильмы мировой классики, не так ли?
– Да, люблю.

– И даже называли как-то свои любимые картины. Это "Жизнь прекрасна", "Повар, вор, его жена и ее любовник", "Рассекая волны"…
– Мы можем еще добавить фильм Ильи АВЕРБАХА "Монолог", мы можем добавить "Фантазии Фарятьева", ну, разумеется, "Весь этот джаз", "Замужество Марии Браун" ФАССБИНДЕРА.

– Оля, а почему в этом списке нет фильмов с вашим участием?
– А я их не смотрю. (Улыбка).

– Неужели?
– Правда. Вот разве что только на фестивалях, на большом экране приходится что-то свое посмотреть, да и то если просто нет возможности уйти и необходимо досидеть до конца, так как, например, будет пресс-конференция.

– Что ж так?
– Потому что мне нужно узнавать что-то новое. А эти фильмы ничего нового мне не скажут. Я все знаю, как было. Поэтому они мне неинтересны. Я не люблю стоять на одном месте.

– Оля, утверждают, что вы категорически не делитесь ни с кем своими планами…
– А вот сейчас могу поделиться!.. Могу, потому что у меня сейчас такие планы грандиозные! И они как раз такие, что ими даже необходимо делиться. Ибо мне нужны соратники и помощники. А все дело в том, что я хочу открыть собственный магазинчик. И будет он называться "Boudique" ("Будик"). Это будет магазин подарков, магазин решений всех проблем, магазин чудес. Там будут продаваться вещи декоративно-прикладного искусства. Такие рукотворные чудеса. Аксессуары, одежда, предметы интерьера, обувь, какие-то феньки, может быть, даже парики и шиньоны. Шляпы.

– А разработчиком всех этих вещей будете вы, правильно?
– Нет, не только. Да, поначалу я и хотела все делать сама, но потом осознала, что тогда, скорее всего, придет конец моей основной профессии, а это недопустимо. Поэтому уже сейчас у меня есть достаточно людей, которые именно этим занимаются всю жизнь. Они-то и будут предоставлять свои изделия в магазин. И это будут обязательно вещи эксклюзивные, индивидуальные, сделанные или на заказ, или… в общем, без повторов. А! Еще куклы я не назвала. Они там будут разные: и тряпичные, и глиняные…

– Что это вас вдруг осенила такая идея?
– Идея, если так можно сказать, уходит корнями в мои фильмы. Исторические фильмы, которых у меня уже много. Играя там, я любовалась старинной, всей этой исторической одеждой. Надо сказать, у меня в гардеробе есть немало вещей подобных тем костюмам, просто однажды я стала сама их себе придумывать…

– Да-да, я слышал, все костюмы, которые носите, вы придумываете себе сами.
– В соавторстве с модельером, у которого заказываю пошив. Я ничего не покупаю в магазине. Ну, может быть, только колготки. (Улыбка). И потом, мы же сейчас живем во времена эклектики. Когда в одежде, в общем-то, можно позволить себе все. Такого периода не было еще никогда на свете белом. И коль уж оно настало, и мы счастливые его свидетели, то… просто странно таким шансом не воспользоваться. Вот потому-то, собственно говоря, я это все и затеваю.

– Оля, если верить имеющейся у меня информации, вы никогда не рассказываете еще о двух вещах: о личной жизни…
– Ну, я могу вам сказать, что не замужем.

– …и о том, каким парфюмом пользуетесь.
– Вам скажу. В данный момент это "Шанель № 5". А до этого я очень любила масло иланг-иланга. Но, к сожалению, оно в виде спрея во флаконе почему-то сейчас в Москве не продается.

– А теперь ну хоть намекните, какие мужчины вам нравятся.
– Какие?.. Знаете, есть такой анекдот. На факультете психологии идет лекция. Ее тема – "Отношения мужчины и женщины в постели". И вот, значит, профессор говорит, что, мол, 10 процентов мужчин после близости с женщиной поворачиваются на правый бок и засыпают. Другие 10 процентов поворачиваются на левый бок и засыпают. 30 процентов выкуривают сигарету и только потом засыпают. Тут поднимается рука и звучит вопрос: "А как же остальные 50 процентов себя ведут?" Профессор задумался и ответил: "Ну, а остальные надевают шинель и уходят…" Так вот я хочу сказать, что вы даже не представляете себе, до какой степени этот анекдот применим к женщинам! Очень часто хочется надеть шинель и уйти. (Улыбка). Вот мне и нравится тот тип мужчин, после которого не хочется надеть шинель и уйти…

Уже на следующий день, во время нашей прогулки по парку, Оля вернулась к этому анекдоту:

– Знаете, Андрей, я вчера, когда уже засыпала, вспомнила этот кусочек нашего разговора и подумала – ну вот, сказала, и теперь возникнет ощущение, что я (смеется) бесконечно только таким образом и проверяю мужчин. А мне бы не хотелось, чтобы обо мне сложилось ложное представление. Естественно, это надо понимать не буквально…

– Интересно, а вот окажись вы на месте Марины в "Границе", кого бы предпочли?
– Ну уж с Голощекиным-то, конечно, не стала бы жить. Как, впрочем, наверное, и с героем Марата. Потому что... ну, как-то… он такой совсем незрелый. (Улыбка). Нет, все-таки это герои не моего романа…

– Кстати, на днях мы разговаривали с Алексеем ГУСЬКОВЫМ по поводу открытого финала в этом сериале. И он считает, что его Никита Голощекин остался жив…
– Да конечно. Такие не умирают. Как говорится, говно не тонет. (Смеемся). Но это я сейчас говорю, не дай Бог, не об Алеше Гуськове, которого нежно люблю, а только о его герое.

– Говорят, сегодня вы мечтаете сыграть этакую странноватую, немножко сумасшедшую особу…
– Да, экзальтированную какую-нибудь. Как-то мне это сегодня очень нравится… Да вообще, мне бы хотелось сейчас работать в каком-нибудь параллельном кино. Альтернативном. Ведь я перепробовала уже все блюда "мосфильмовской кухни". И теперь тянет на уже принципиально другое кино. Такое, которое бы вступало в диалог со зрителем. И я знаю, что подобное появляется… Кстати, европейское кино в свое время подняли именно альтернативные фильмы. И странно, что до сих пор их не было в России. Хотя почему странно? Из-за финансовых соображений. Так вот и мы должны снимать такое кино. Ведь вот есть же альтернативная музыка, есть альтернативный театр…

– По крайней мере, документальное кино вы с успехом снимаете уже сами, так ведь?
– Да, кстати говоря, я совсем забыла вам про это сказать. У меня есть уже достаточное количество кассет, которые я никак не могу смонтировать. Но вот сейчас, с появлением компьютера, надеюсь, все это приведу в порядок.

– Что снимаете? О чем ваши фильмы?
– Я просто хожу с камерой и снимаю какие-нибудь интересные моменты из жизни. Они не постановочные, это чистая документалистика. Например, однажды на фестивале в Норвегии я сняла… в общем, нам, как почетным гостям, организаторы устроили прогулку на собачьих упряжках. И так случилось, что во время езды одна из упряжек поравнялась с нашей, и я имела возможность снимать ее. Ну, скажу я вам – это такая драматургия! Как собаки выбивались из сил, стремясь нас обогнать! Это было что-то фантастическое. В общем, если фильм смонтировать, то получится, конечно, такое зрелище… (улыбка) можно, наверное, даже его в каких-то воспитательных целях показывать, типа "Никогда не надо сдаваться" или еще чего-нибудь в таком вот роде…

– Какая у вас камера?
– Цифровая, "Panasonic". Маленькая такая. Я купила ее себе в подарок на Новый год. И первый фильм, кстати, был снят как раз в новогоднюю ночь. Помню, мы с друзьями пошли на Красную площадь и там совершенно неожиданно сели в дилижанс. Начали бить куранты. Мы откупорили шампанское. А вокруг толпа, давка. И мы посреди этого, как белые люди, в карете. Я все снимала… А последний фильм я сняла совсем недавно на съемках фильма "Маленький лорд" в Чехии. Кстати, там-то мне и соорудили (улыбка) эту вот новую для меня прическу, и теперь я никак не могу к ней привыкнуть…

– Смотрю я на вас, Оля, и не верится, что в детстве, судя по сведениям из Интернета, вы водили дружбу со шпаной, да и вообще были довольно хулиганистой девочкой…
– Оторвой! Да, и продолжаю такой быть. (Смеемся). Вот видите же, слово "говно" уже знаю.

– Да уж… Я тут узнал, что вы, к тому же, еще и "сова" по жизни.
– Это уж точно. Не могу долго заснуть. Засыпаю лишь часа в два-три ночи, поэтому, соответственно, и встаю поздно, часов в 12, к сожалению. Потом какой-нибудь легкий завтрак, или даже совсем нет завтрака, и… встреча за встречей. Либо по поводу каких-то швейных дел, либо встречаюсь с какими-нибудь богатыми людьми и рассказываю об идее открытия своего магазинчика. И частенько слышу: "Это же не пиво, не сигареты. Ты же не сможешь раскрутиться, прогоришь…" После чего мы расстаемся, но я все-таки жду звонка (улыбка)… Либо я могу поехать выбирать ткани, либо… пишу вот сейчас сценарий одной телевизионной программы, но говорить об этом пока рановато: не знаю, что из этого получится. Либо иду в музыкальную студию и начинаю что-нибудь делать со своей музыкой. Или сажусь за компьютер – уже совсем скоро, в марте, в Интернете появится мой официальный сайт: www.budina.ru. И будет там не только фотоальбом и биография, но и, в частности, вся информация о магазине. Вообще, сайт обещает быть таким… очень неординарным. Вот, собственно, из таких вот скромных дел (улыбка) и состоит мой рабочий день.

– Знаю, вы стараетесь вести здоровый образ жизни, любимый напиток у вас – это зеленый чай с тростниковым сахаром…
– Да, обожаю зеленый чай! Но вот сейчас подсела на просто чай с молоком.

– Обливаетесь холодной водой…
– Да, и вам советую. (Улыбка).

– Можете за целый день съесть одно яблоко и при этом прекрасно себя чувствовать…
– Могла. Еще месяц назад могла. Пока не слетела с диеты с раздельным питанием. В новогодние праздники ну никак не смогла отказать себе в пирожных… (Улыбка).

– Оля, вы верите в судьбу?
– Да, конечно… Знаете, я верю в ВЕРУ.

– Я заметил, что вы нигде и никогда не расстаетесь с четками, которые обвивают средний пальчик вашей правой руки. (Я не забуду, как незадолго до этой беседы мы сидели с Олей в кинотеатре имени Пушкина, пили чай, о чем-то болтали, и вдруг она как встрепенется! Испуганно бросилась к своей сумочке и через секунду со словами "Ну слава тебе, Господи. Вот они!" лихорадочно достала из кармашка эти самые четки и тут же водрузила их на палец..– Авт.).
– Это православные четки. В храме мне подарили их.

– Талисман ваш?
– Ну, не думаю, что такие вещи можно называть талисманами, но… так… что-то родное. Как шестой палец.