Ольга Будина (неофициальный сайт)

Ольга Будина:
Пытаюсь вписаться и в наше время


Автор: Андрей ОРЛОВ.
Источник: «Городской дилижанс» № 2 (342) от 09.01.2003.

...Поездка в Москву свалилась, как снег на голову, НУ СОВЕРШЕННО нежданно–негаданно – сборы были спешными. И чуть ли не каждый час я набирал ее номера – но, увы, тщетно: мобильный молчал, а домашний просил оставить сообщение.
"Слушай, а давай на всякий пожарный продлим нашу с тобой Москву еще на один денек, а? Может, возьмем обратные билеты не на 21 декабря, а 22–е? – НЕОЖИДАННО предложил наш фотокор Владимир Иванович, когда до покупки "проездных" оставалась ну какая–то минута. – Вот смотри, Все три дня у нас наверняка съест "Голубой огонек", ну а четвертый, тот пусть НАШ будет, так сказать, для встреч со СВОИМИ, со старыми друзьями, а то мало ли что..." Он как чувствовал.
Столица – и первым делом звоночек. "Ой, а она, Андрей, сейчас на съемках в Сирии, – трубку взяла ее мама. – Но вы до какого у нас? А то Оленька прилетит вечером 21–го". ВЕЧЕРОМ 21–го?! Бог мой... Ведь не послушай я тогда в Челябе своего напарника – и все, и в ЭТО САМОЕ ВРЕМЯ был бы уже Казанский, "Южный Урал" и прям под настроение "...а за окном все так же стонут провода, и поезд мчит меня в сибирские морозы". Но, видно, судьба...
Через пару дней откликнулся ее сотовый – она только что приземлилась и едет домой. Потом был еще один звонок – ночной.
А 22–го мы встретились! На этот раз – на Арбате, Оля выбрала красивый и очень уютный ресторанчик Дома актера. Красное сухое, совершенно бесподобное эксклюзив–меню "от Будиной", подарочки и... КАК ЖАЛЬ, что до поезда оставалось меньше трех часов.
Впрочем, поговорить мы успели о многом...


* * *

– Это был май и это была Москва, Страстной бульвар... Я как раз тогда снималась в "Идиоте". Получается, целых полгода мы с тобой, Андрюш, не виделись...

– Я – страсть как соскучился, Оленька! Ну, как у тебя дела?
– Ты знаешь, я думаю, этот уходящий год, он для меня вполне оправдал свое название. Я была такой... рабочей лошадкой! Съемки "Идиота", этого грандиознейшего исторического сериала по одноименному роману Федора ДОСТОЕВСКОГО, подошли к своему финалу в августе. А сейчас идет озвучание. И уже 2 января я вылетаю для этого ох какого нелегкого дела в Питер – оч–чень много текста, монологов, диалогов... И его даже нельзя назвать сериалом. Потому что это первая в истории мирового кинематографа ПОЛНАЯ версия романа, причем максимально приближенная к тексту, и без всяких каких–то там современных наворотов. То есть мы пытались как можно ближе быть к задумке самого автора. ТАКОГО еще не было – во всех отношениях! Ну а у меня будет премьера образа – кто такая Аглая Епанчина, увы, мало кто знает. Как выяснилось, мягко говоря, далеко не все знакомы в нашей стране с этим гениальным произведением. Так что поздравь меня с дебютом! (Смех).

– Довольна своей игрой?
– Понимаешь... Нужно смотреть на конечный результат. Съемки – это еще ничто. И работа актера – всего лишь... работа актера. А кино – это прежде всего оператор и монтаж. Кино, оно, по большому счету, делается на монтажном столе. Поэтому... поживем – увидим. Ну а увидим, кстати, надеюсь, уже скоро – канал "Россия" планирует премьеру "Идиота" в марте.
А буквально на следующий день после этого у меня началась работа сразу в трех проектах. В сентябре. Считай, с тех пор я, можно сказать, и не отдыхала. Впрочем, может, это и неплохо вовсе, что отпуск прошел мимо, кто знает... Хотя нет, на недельку я все–таки вырвалась, но... на следующий же день заболела, пролежала с температурой шесть дней, после чего (улыбка) благополучно вернулась обратно. Но давай лучше расскажу об этих фильмах. Один из них – это сериал, со съемок которого–то я и вернулась вчера. Из Сирии. Это "Баязет", по роману Валентина ПИКУЛЯ. Русско–турецкая война, XIX век, и у меня главная женская роль. История про то, как наши, русские, не отдали эту крепость и победили, такая антитурецкая картина, поэтому–то работа и шла в Сирии, а не в Турции. Впрочем, съемки еще не закончились...
И сразу, даже, можно сказать, параллельно с "Идиотом", у меня начались съемки в таком тоже, поверь, не менее грандиозном проекте, как "Московская сага", это по роману Василия АКСЕНОВА. Известный и довольно–таки большой роман. Про сталинское время, в центре повествования семья профессора Градова, личного доктора Сталина. Действие охватывает период с 1925 года до 53–го. То есть я буду там сначала молоденькой девочкой, потом девушкой, потом (улыбка) тетенькой и в конце даже мамой взрослой дочери. Съемки еще продлятся в течение года – в Москве и вплоть до грузинских районов, потому что по фильму я ведь наполовину грузинка. И по совершенно счастливому стечению обстоятельств мою маму там, как и в "Идиоте", играет моя любимая Инна ЧУРИКОВА. Я очень рада! Мы с ней знакомы давно, еще со съемок моей первой картины "Романовы. Венценосная семья", где ее супруг Глеб Анатольевич ПАНФИЛОВ выбрал меня роль Анастасии. Она тогда изредка присутствовала на площадке, но, в основном, мы общались по телефону. Ну а уже, скажем так, более близко сошлись как раз на съемках "Идиота".

– Интересно, а с кем еще из коллег у тебя завязалась дружба?
– Ой, да со многими... Пожалуй, со всем актерским составом того же "Идиота", например. То есть это бесконечная дружба с Женечкой МИРОНОВЫМ, это Инна Михайловна и Олег Валерианович БАСИЛАШВИЛИ – нежнейший человек. Потом... Это Саша ДОМОГАРОВ, блистательный Володя ИЛЬИН, это Михаил БОЯРСКИЙ – очень интересный рассказчик... Ну а мне пришло время рассказать тебе и о третьей своей картине.
"Железнодорожный романс". Фильм о... встрече двух людей. Один, ОН, его играет Егор БЕРОЕВ, любит, но не взаимно. А другая, ОНА, ее играю я, очень хочет любви, но не может ее найти. А в конце... они находят друг друга. Такая вот любовная, очень лирическая история. Посмотри ее, пожалуйста. Кстати, сняли мы все за полтора месяца. Напряженнейшей, быстрейшей работы! Благо, это было в Москве, все в поезде и на двух вокзалах – Рижском и Белорусском.


* * *

Из нашего прошлогоднего январского разговора:
– Ты знаешь, я хочу открыть свой собственный магазинчик. И будет он называться "Boudique" ("Будик"). Это будет магазин подарков, магазин решений всех проблем, магазин чудес! И там будут продаваться вещи декоративно–прикладного искусства. Такие рукотворные чудеса. Аксессуары, одежда, предметы интерьера, обувь, какие–то феньки, быть может, даже парики и шиньоны, шляпы... И это будут обязательно вещи эксклюзивные, индивидуальные, придуманные и сделанные (может, мной или же группой моих мастеров) именно на заказ. В общем, без повторов. И еще куклы я не назвала. Они там будут разные: и тряпичные, и глиняные…

– Увы, магазинчик свой я пока так и не открыла. Но должна сказать, что работа по его созданию все равно идет. И очень напряженная. Собственно, знаешь, почему у меня ну практически совсем нет свободного времени? Смотри, я должна отсняться и в этих трех картинах, плюс озвучание "Идиота", и еще вот магазин.

– Мне остается только еще раз сказать спасибо тебе за эту нашу сегодняшнюю посиделку.
– (Улыбка). Но! Сейчас это уже не магазин будет. Мы пошли дальше.

– Салун небось! (Смех).
– Не, какой салон! Теперь это будет называться "Молодежно–культурный центр". Абсолютно не коммерческая организация. Все ее силы будут направлены на то, чтобы наши молодые, талантливые художники – и которые пишут полотна, и те, что делают поделки из стекла, металла, гипса, из фарфора – в нашем центре смогли найти себе применение. А все вырученные средства будут направляться в детские дома, в дома престарелых, а также на нужды наших солдат, вернувшихся из Чечни и Афгана.

– Благородное дело...
– А еще у нас планируется кинотеатр, где будут показываться фильмы как мировой классики, так и наших начинающих режиссеров. Ну а "Будик", как ты понимаешь, войдет в состав этого центра... Переживаю я сильно. Понимаешь, больше, БОЛЬШЕ надо уделять этому делу времени! А я то там часик урву, то там два, да и то нерегулярно... Ты вот интересуешься, выбираюсь ли я куда–нибудь по вечерам – ну, в театр, например, или еще куда. Когда?! Я домой прихожу часов 11 или 12 ночи – и сразу спать. Компьютером вон никак не могу овладеть! Дома стоит, а я не могу ничего сделать, представляешь? Даже какие–то материалы посмотреть – и то. Смешно!.. А так... ты же знаешь, Андрюш, я не люблю театр. Поэтому и не хожу туда никогда. И сама не буду там играть... А зачем он мне?.. Это во–первых. А во–вторых... ну не хочу я его, и все. Тут меня как–то на "Метро" уговорили сходить, на мюзикл. Так я ушла с половины...


* * *

– А я ведь полгода не давала интервью вообще.

– ?!
– Потому что... ну, во–первых, работа – не хотелось отвлекаться. А еще... знаешь, я как–то сама стала очень меняться. Для меня сейчас очень важно, чтобы... вот отыграла "Граница" – и хватит, пусть начнется какой–то другой период. А то этот "пограничный", он мне уже так надоел! (Улыбка). Два года я живу с этим сериалом...

– И разговоры с тобой все, наверное, только про "роман таежный"?
– Ну конечно! Представляешь? Сколько ж можно! Все приглашения... Да даже если я ездила на фестивали и с другой картиной, все равно – "Граница" поглощала все. Поэтому я специально сделала такую паузу, и, кстати. мои новые интервью начнут появляться только после Нового года... Правда, случаются тут для одного из Челябинска исключения! (Смех).

– И я надеюсь, они будут всегда. Мы ж друзья, смею надеяться...


* * *

– Я ж тут в "Миллионере" снялась! В новогоднем, который вместо ГАЛКИНА Маша КИСЕЛЕВА вела. Смотрел? Эти съемки еще до моего отъезда в Сирию были. А я как раз тогда заканчивала работу в "Романсе", и времени у меня... ну, понимаешь. Так они ради меня заказали студию НОЧЬЮ! При этом две другие героини были сняты отдельно и совсем в другой день. И вот еду я, помню, туда, состояние – ну, что называется, даже дышать тяжело. Думаю, ну ладно, коль все наши заработки пойдут в фонд Ленинской библиотеки, значит, наверняка... ну все как–то будут помогать, подсказывать. Ничего подобного! Все без дураков, все на самом деле. "Вопросы–то хоть несложные будут?" – еще ведь заранее поинтерсовалась у них. "Нет, что вы, совсем простенькие! Ну просто копеечные". А были какие, а?! Я их, знаешь ли, после этого наизусть запомнила! "Какого созвездия не существует: Бинокля, Телескопа, Микроскопа или Компаса?" Ну, согласись, меня с срубили на вопросе, на который... ну я не знаю, кто бы вообще мог ответить! Только астроном, наверное. Ну дурдом, правда же? И в принципе, Машка (с которой мы вместе снимались в "Идиоте", между прочим) могла бы, ох могла мне какой–нибудь знак дать, типа "Оля, а ну–ка подумай еще раз!", но... По–моему, они там просто уже сами решили, что, мол (улыбка), хватит уже девушке, зачем ей 64, ей и 32 тысяч хватит. Ух, Маша!


* * *

– Оль, ты по–прежнему снимаешь квартиру?
– Да, и о личном, СВОЕМ доме пока даже не задумываюсь... У меня нет денег, чтобы купить квартиру. Это очень дорого.

– Мне тут сказали, что однокомнатную в Москве можно купить за 40 тысяч долларов.
– Можно купить. А жить на что? Уровень жизни оч–чень дорогой здесь. Нам вот, мне и моей семье, тысячи хватает в месяц ну вот только–только. И то, если при этом ничего такого, скажем так, глобального не покупать. А оплачивать только самое необходимое: машину, там, телефоны, квартиру вот, Интернет, и так далее. Ну и питаться еще, конечно... Ведь актерские гонорары не бесконечные. И не такие уж великие, сам знаешь. Ну вот возьмем хотя бы Олю ДРОЗДОВУ с Димой – они смогли купить только однокомнатную квартиру. Да и то, за 40 тысяч ты сможешь купить не в центре, а где–то на окраине и далеко не лучший вариант... Я вот, например, живу в Крылатском. Это считается как бы... и не центр, но одно из самых элитных мест в Москве.

– По экологии поди?
– Да. Ленинские горы ценятся и вот Крылатское. Там у нас есть такие Крылатски холмы, заповедник, родниковая вода, то есть, в принципе, условия для жизни ну просто великолепные. А еще там очень красиво. Особенно летом. Ну а так как я имею машину, то это расстояние до центра Москвы меня вообще не пугает...

– По–моему, раньше ты не садилась за руль.
– А я и сейчас не сажусь. Ничего не изменилось – мою "шестерку" по–прежнему водит специально нанятый для этого водитель. А я... ну не могу. Боюсь, у нас же здесь просто сумасшедшее движение! И потом, это удобно. Если ты не за рулем, можно столько еще всяких дел переделать. Хочешь – спи, а можешь читать или звонки делать...


* * *

– Ну а как поживает твое увлечение видеосъемкой?
– Да никак, Андрюш... Некогда. Я камеру даже сейчас с собой в Сирию не брала. И время вроде там для этого дело было, и по музеям ходили, но... знаешь, уже не было просто сил никаких.

– И как тебе Сирия?
– Грязная. У них же там Советский Союз. У них там почти на каждом столбе рядом с портретом их президента висит портрет ЛЕНИНА. Они отмечают день образования СССР. 1 Мая празднуют. Не знаю, как насчет 8 Марта... Это труба просто, полнейшая! Но зато оттуда я приехала с мечтой, вернее, с огромным желанием – расщедриться и купить себе мобильник с полифонией! У нас там у некоторых были – это чудо, без проблем дискотеку можно проводить! Кругом одна арабская музыка, а тут нажал кнопочку – и целый оркестр для тебя что–нибудь родное наяривает. А хочешь, кошечка замурлыкает или соловей запоет – благодать...

– А где ты еще бывала за границей?
– В Китае. Дело в том, что я была членом оргкомитета нового кинофестиваля на Дальнем Востоке. "Амурская осень" называется, слышал? Он будет теперь проводиться каждый год в Благовещенске с выездом в Харбин и Пекин. В этот раз мы побывали в Хай–Хэ и Харбине, а в следующем году будет уже и Пекин... Ну что тебе сказать? Китай на меня никакого впечатления не произвел. Только отрицательное.

– А куда, интересно, тебе самой хочется съездить?
– Я хочу в Европу. Я вообще такой европейский человек, не восточный.

– А в Америку?
– Не–е, Америку... Ты знаешь, ее я бы хотела просто посмотреть. Чтоб не быть голословной. Потому что на расстоянии я ее не люблю.

– Это за что?
– За выхолощенность. За политику. За бизнес. За бизнесмизацию общества, если так можно сказать. Для меня на сегодняшний день эта страна – неодушевленная. Страна зомбированная абсолютно.

– Смотрю я на тебя, Оля... По–моему, ты бы себя намного лучше чувствовала в какой–нибудь другой эпохе.
– Это почему? В какой?

– Ну, в веке XVIII. Или XIX.
– Честно? Мне так многие говорят. Мол, Оля, ты... ну словно не из нашего времени. (Улыбка). Кто знает... Наверное. Ведь они есть – какие–то нравственные критерии, которые характерны для той или иной эпохи. А раз критерии НАШЕГО времени для меня, мягко говоря, не очень приемлемы, то... Но я все равно как–то пытаюсь вписаться и в наше время тоже. Да, я не хочу видеть то, что сегодня вокруг происходит, но...

– Так все же в какой эпохе тебе хотелось бы жить?
– В наше время. Все–таки.

– А если бы была возможность выбрать не одну, а две?
– Тогда в будущем. Знаешь, я бы не хотела жить в прошлом. Во–первых, я и так, можно сказать, постоянно в нем пребываю в кино, и мне его хватает, поверь. Ну а потом... У них же не было таких горизонтов, как у нас сейчас! Надо связаться – мобильник всегда под рукой, а раньше? Или НЕДЕЛЮ добираться из Москвы в Питер – это я вообще не представляю! Я ж очень реактивна, я очень мобильна. В этом смысле я НАШ человек.

– А мне вот XVIII век нравится, те нравы...
– Да, нравы. Но – не образ жизни... Ну а потом, представь, я бы вообще тогда не обладала индивидуальностью. Паспорта я бы не имела, он был бы у мужа. Передвигаться никуда самостоятельно я бы не могла. Или, в противном случае, была бы каким–нибудь изгоем, персоной нон грата. А это было бы однозначно! Потому что я очень самостоятельна... Нет, мне и здесь, в общем, неплохо. Терпимо, во всяком случае.