Ольга Будина (неофициальный сайт)

Ольга Будина
в знаках препинания


Беседовала Нина ДОРОХОВА.
Источник: «Домашний очаг», февраль 2003 г.

Ее называют самой снимаемой актрисой нашего кинематографа, два фильма с ее участием - «Дневник его жены» и «Романовы - Венценосная Семья» - выдвигались на «Оскар»... И это при том, что о профессии ак-трисы она с детства вовсе и не мечтала, а в театральное училище поступила... из любопытства.

– Да, я хотела быть режиссером, философом или композитором, а актрисой стала из любопытства. Я поступала в Гнесинку, шла мимо Щукинского училища и увидела огромную толпу абитуриентов. И тогда я подумала, что выиграть у всех этих сотоварищей - настоящий пацанский поступок. И поступила, получив три пятерки. Это был как гром среди ясного неба для всех и для меня тоже. Хотя у меня есть альбом, в который при выпуске из школы одноклассники писали пожелания, и почти половина этих пожеланий сводится к тому, чтобы я занималась театральной деятельностью. Получается, что я выполнила эти пожелания, только не в театре, а в кино. А теперь я хочу выполнять свои желания.

– А какие, если не секрет, у вас желания?
– Я не хочу замыкаться только на актерской профессии. Мне хочется попробовать себя в других областях: музыке и благотворительном предпринимательстве. На первый взгляд кажется странным это сочетание ин-тересов. Но так исторически сложилось: музыку пишу с детства, а в последнее время возникло множество интереснейших идей по созданию магазина-мастерской декоративно-прикладного искусства. А называться он будет Boudigue.

– У вас внешность романтической барышни. А между тем, насколько мне известно, вы отлично стреляете, умеете фехтовать. Да и творческая жизнь – это плавание без страховки. Тут без характера не обойтись. Так что же, внешность обманчива?
– Вы знаете, у меня такая внешность, что одним людям кажется, что я очень целеустремленная, сосредоточенная, серьезная, одержимая какими-то своими амбициями, другим, наоборот, что я очень романтичная, что у меня нет силы воли. Я же думаю, что это настоящий подарок природы. Для актера иметь такое лицо – это просто награда. На нем можно нарисовать что угодно. И я действительно очень часто меняюсь. И на сегодняшний день у меня не было ни одной похожей роли.

– В одном из интервью вы назвали себя «рабой любви». Вы так зависимы от своих чувств?
– Недавно один журнал проводил опрос по телефону и меня спросили: «Если вам кто-то понравится, как вы будете его завоевывать?» И я поняла, что никак не буду, я не умею завоевывать. Если мне кто-то начинает нравиться, то у меня происходит обратная реакция: я начинаю краснеть, бледнеть, стесняться, у меня пропадает дар речи...

– Вы эмоциональный человек?
– В общем да. Когда меня переполняют эмоции и мне нужно отправить «эсэмэску», я нахожу кнопку знаков препинания и ставлю все знаки подряд и только потом, когда немного успокоюсь, пишу ответ. Это смешная привычка, но ведь, если задуматься, человеческие отношения определяют не слова, а знаки препинания. Я очень ценю людей, которые умеют их улавливать.

– Многие мужчины не хотели бы, чтобы их жена была актрисой. Это, наверное, не может не создавать проблем в личной жизни...
– Очень достойная позиция для человека, который серьезно собирается создать семью, она вызывает уважение. Я тоже при выборе супруга проявлю большой интерес к его профессии.

– Что должен сделать мужчина, чтобы вам понравиться?
– Быть самим собой. Мне нравятся цельные натуры, которые знают чего хотят. Мужчины целеустремлен-ные, рассудительные, с чувством юмора, в быту – спокойные, а в своей профессии – как огонь. И еще я очень ценю искренность.

– Это вы цените в мужчине... А что вы цените в женщине?
– Если в мужчине я ценю умение сделать, то в женщине – умение понять. Понять детей, понять мужчину, понять себя. И еще спокойный, уравновешенный характер. Потому что от таких женщин не уходят, к таким приходят. Даже если женщина не хороша собой или, по крайней мере, не похожа на фотомодель, то, имея такие душевные качества, она всегда сумеет удержать и брак, и отношения.

– Что, по-вашему, важнее для современной женщины: семья и уют в доме или самовыражение и карьера?
– Мне кажется, что всегда нужно стремиться к внутренней состоятельности, ведь сколько у нас сейчас на глазах разбитых судеб, потому что люди верили либо государству, либо отдали себя своим детям, а потом стали никому не нужными. Так нельзя, нельзя жертвовать собой. Это никому пользы не приносит. Я считаю, что нужно обязательно найти себя, сделать карьеру, добиться профессионального уважения. Это будет поддерживать в трудную минуту, по крайней мере, когда возникают личные неурядицы – всегда можно погрузиться в работу. Если же женщина или мужчина окунается только в любовь, то их нервная система будет истончаться из года в года, пока они совсем не сойдут с ума и не закончат свою жизнь в «желтом доме». Я думаю, что такой перспективы не хочется никому, поэтому давайте работать.

– Тогда вернемся к разговору о творчестве... Вы немало снимались в сериалах. Не секрет, что некоторые актеры к съемкам в сериалах относятся как к работе второго сорта...
– Да, это тема для размышлений. И такие размышления возникают у каждого актера. Давайте подумаем вместе... Кто смотрит сериалы? Люди, которые хотят какого-то внутреннего релакса, хотят успокоиться, отдохнуть от всего. Поэтому актер, который снимается в сериале, должен ощущать себя... психотерапевтом. В общем это так и есть, мы ведь читаем детям сказки на ночь. Сериалы – это те же сказки. И, конечно же, в сериалах не может быть высокого художественного уровня, это как бы такая разминка. С другой стороны, для актера работа в сериале имеет и положительные моменты, потому что здесь актер может максимально отождествить себя с героем, идти от себя, от своего внутреннего мира и придать своему персонажу больше личностных черт.

– А как вы выбираете роли в кино?
– Я ищу то, что меня задевает. Я ищу тему, которая кажется мне серьезной, достойной того, чтобы посвятить ей полгода жизни. Тот год был необыкновенно плодотворным. Я снялась в экранизации «Идиота», которая может быть раз в сто лет. Я наконец-то сыграла в новогодней картине роль, которую можно назвать бенефисной. Впереди работа в двух серьезнейших исторических сериалах и еще много всякого-разного.

– Любите ли вы заниматься домом?
– Для меня дом значит очень много, я по сути своей домоседка. Мне очень важно, чтобы там было все, что мне нравится, все, что меня питает. Это мой тыл, моя крепость, дом меня заряжает. У меня однокомнатная квартира, которую я снимаю. Она совсем небольшая, не то чтобы как в якутской хижине, можно до всего дотянуться рукой, но почти. Там много всего стоит, и важно правильно организовать это маленькое пространство. Я беру пример с Японии, в которой используют каждый сантиметр, и поэтому у меня какие-то обычные вещи стоят в самых необычных местах или нестандартно используются. Например, синтезатор стоит у меня под фортепиано, что экономит пространство, а вместо гардероба я использую металлические манекены.

– Вы всегда так экстравагантно одеваетесь?
– Я предпочитаю стиль своего настроения. Это самое важное. Я просто открываю гардероб и выбираю вещи. Мне интересно, когда одежда имеет свой язык, язык общения, и чем он сложнее, тем для меня интереснее. Сейчас вы видите на мне костюм, который не был от начала до конца продуман как единое целое. Это как будто случайные вещи, которые, однако, становятся в сочетании друг с другом не случайными. Как в жизни – люди существуют поодиночке, а потом встречаются и образуется семья. Вот у меня в гардеробе такая семья из вещей. И еще: я не думаю, оценят мой наряд или нет, я просто люблю изобретать.

– Что может улучшить ваше настроения?
– Что-нибудь вкусное. Когда у меня плохое настроение, я могу съесть все, что мне понравится. Я прихожу в магазин, ресторан или кафе, покупаю первое что под руку попадется и с удовольствием ем, невзирая ни на какие диеты. Душевное здоровье дороже любых диет...

– Оля, а готовить вы любите?
– Я очень хорошо готовлю, но не занималась этим очень давно. Может быть, даже разучилась уже, не знаю, но когда-то я любила изобретать, импровизировать. А предпочитаю я итальянскую и японскую кухни, хотя они такие несовместимые. Не знаю, но, по-моему, нет ничего вкуснее спагетти с креветками или крабами. Очень люблю. А когда пробуешь суши или сашими... что может быть лучше хорошей сашими? Во-первых, это очень здоровая еда, очень легкая, а во-вторых, очень питательная и необыкновенно вкусная. Кладешь кусочек рыбы в рот, и он начинает таять...

– Что вам в жизни помогает?
– Мне мама помогает. Даже не тем, что она что-то для меня делает, а тем, что находится рядом. Мы можем просто говорить о погоде, а мне уже как-то хорошо становится. Что мне еще помогает?.. Когда что-то не получается: проваливаются какие-то проекты и кажется, что все пути закрыты и идти больше некуда, когда думаешь: «Что делать? На что жить?» – я обычно очень умеряю свои претензии к жизни и вспоминаю про Диогена в бочке. Ему ничего не было нужно, и он был при этом счастлив. Думаю, что это самое правильное лекарство от стрессов. Ведь стресс возникает тогда, когда мы хотим большего, чем можем получить. И как только возникает такая ситуация, нужно себе сказать: «Если я этого не получаю, то на самом деле хуже, чем есть сейчас, все равно не будет». А даже если и будет, то, может быть, это полезно: мы же не знаем, что это состояние нам принесет. Может быть, какое-то духовное прозрение...

– Оля, вы по жизни такой маленький философ...
– Нет, я большой философ в маленьком теле...